За хранение наркотиков без цели сбыта уголовную ответственность пора отменить

Фамилия Ивана Голунова мелькала в новостном ТОПе две недели подряд. Не буду пересcказывать произошедшее, отмечу лишь, что даже если Голунов «балуется» травкой, это не значит, что он преступник. Во всяком случае, что его действия угрожают жизни и здоровью других людей. А вот те, кто попытались сделать из него наркосбытчика – явно переступили закон.

Дело Голунова не на шутку всколыхнуло общественное сознание – люди ждали реакции Министерства внутренних дел РФ. Но что все мы в итоге увидели? Министр внутренних дел Владимир Колокольцев по итогам прямой линии с Президентом РФ поручил создать в структуре собственной безопасности специализированные подразделения. Если следовать этой логике, специализированные подразделения должны также появиться, причем немедленно, по линии борьбы с экономическими преступлениями — там масштабы фальсификаций, отъема бизнеса, путем незаконного возбуждения дел, гораздо круче.

К моему глубочайшему сожаления, высшее руководство силовых министерств и ведомств принимает решения совершенно не основанные на конкретных научных исследованиях, мировом опыте противодействия незаконному обороту наркотических средств. Неужели Колокольцев думает, что новое контролирующее подразделение будет оторвано территориально от сотрудников, от начальника органа внутренних дел субъекта? На мой взгляд, не будет.

Безнаказанность порождает вседозволенность

В 1999 году в стране был всплеск наркопреступности — в территориальном ОВД, где я проходила службу, сотрудники ППС, да и милиционеры-оперативники, что тут скрывать, стали подбрасывать задержанным наркотики. Одного моего обращения к начальнику территориального органа внутренних дел (с примерами и статистикой задержаний у конкретных сотрудников) было достаточно для принятия управленческих и кадровых решений. Позже я встречала этих сотрудников в форме охранников в гипермаркетах города, некоторые из них убыли в «места не столь отдаленные».

А в 2017 году один из оперативных сотрудников, уволенных после моего обращения, был восстановлен. Я снова начала изучать уголовные дела по линии незаконного оборота наркотиков и поделилась со следователем и руководителем территориального следственного органа (того самого, в котором проходила службу в 1999 году) наблюдениями о явных нарушениях. В ответ вздохи и полное непонимание, как с этими нарушениями бороться. В общем, уперевшись в стену, на открытом служебном совещании довела информацию до руководителя Следственного управления, понимая, что через него это дойдет до начальника УМВД. Но реакция снова оказалась нулевой.

В итоге, заинтересовалась информацией только ФСБ. Через месяц руководителя подразделения по обороту наркотиков, у которого было больше всего нарушений, задержали. Надо сказать, он неплохой товарищ — у него семья, дети. Скорее всего нарушал не из-за денег, а потому что каждый день требовали  показатели, задержания. Но я не о нем хотела сказать, а о работе современного МВД и не только этого ведомства. 

В одном из уголовных дел по линии незаконного оборота наркотиков были подделаны мои подписи, как руководителя следственного органа, о продлении сроков предварительного следствия. Куда я только не обращалась. Зарегистрированное в Следственном комитете мое заявление  ждет своего часа для изъятия образцов подписей второй год. Обвиняемый по этому делу давно получил срок. Не помогли обращения в Генеральную прокуратуру РФ, СК РФ и даже в Администрацию Президента РФ. Человеку сидеть еще пять лет. 

Безнаказанность порождает чувство вседозволенности – если один раз нарисовал подписи руководителя следственного органа, и тебе за этого ничего не было, почему бы не нарисовать второй раз. Не говоря уже о подписях оперативного сотрудника – и плевать, что этого же сотрудника потом посадят. 

Не нужно изобретать велосипед

Но что тогда делать, спросите Вы? Я думаю, необходимо временно отойти от практики ужесточения наказания за данную категорию преступлений и перейти к системе общей профилактики наркозависимости. В мировой истории такой опыт есть. В 70-ых годах Португалия столкнулась с волной наркозависимости – в стране были созданы административные комиссии, не подпадающие под юрисдикцию силовых министерств, с широким кругом полномочий. Главная задача этих комиссий была не наказывать, а решать проблему с наркозависимостью. Это большой труд, накопленная годами практика. Зачем создавать новое, когда можно обратиться к мировому опыту и адаптировать его к реалиям России.

Из всего массива внесенных предложений наиболее конструктивными считаю предложения, высказанные сотрудниками Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге: в первую очередь  необходимо немедленно отменить практику приравнивания смеси к активному веществу, а также отменить уголовную ответственность за хранение без цели сбыта. Любому здравомыслящему человеку не ясно, почему за хранение 5 грамм марихуаны предусмотрена административная ответственность, а 6 грамм – уголовная. Кто определил эту грань в граммах, — где заканчивается для себя и начинается для других? 

Или добавление муки в героин, когда 3 грамма вырастают до 503 – кому нужны эти липовые показатели? Наркотики (и это неоспоримо) зло. Но давайте уже прекратим решать проблему топорно!

Валерия Сняткова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *