Почему Следственный комитет покрывает убийство подростка?

Очередной внутриполитической сенсацией Астрахани стало уголовное дело против бывшего заместителя главы администрации Виктора Корженко. Чиновнику вменяют халатность, повлекшую смерть 13-летнего подростка.

Трагедия произошла летом 17-го года – юный астраханец упал с крыши заброшенного Дворца культуры Железнодорожников, расположенного на окраине областного центра. Проходивший мимо мужчина вызвал скорую. Медики констатировали смерть. И вот, два года спустя, следствие указало на виновного – главным подозреваемым назвали Виктора Корженко (в тот момент он являлся заместителем мэра города города): якобы он не обеспечил безопасность данного здания, что и повлекло гибель несовершеннолетнего.

Но есть и другая версия, которой, в том числе, придерживаются и родители подростка — правоохранители скрывают жестокое убийство. Давайте разберемся.

Как могли, так и притянули

Даже поверхностное знакомство с этим делом, вызывает множество вопросов и, мягко говоря, сомнения в объективности астраханского Следкома. Начнем с того, что Корженко не первый подозреваемый в этом деле. А история с полуразрушенным ДК тянется не один год. Вообще, таких объектов в Астрахани десятки, если не сотни. В частности, ситуация с ДК железнодорожников обсуждалась между чиновниками годами, шли переписки, объект перебрасывали от ведомства к ведомству. И только в 2016 году здание окончательно передали в муниципальную собственность. Насколько известно, Корженко, получив распоряжения от мэра города, тут же отписал соответствующее распоряжение непосредственному исполнителю – в частности, Управлению муниципального имущества. По сути, именно начальник этого управления и должен был обеспечить исполнение этого распоряжения. Следите внимательно: три инстанции: мэр-заместитель-начальник управления. Почему следователи решили, что виновато именно промежуточное звено, то есть Корженко? Странно, да? Еще более странным это дело кажется, если знать первичные обстоятельства: на первом этапе уголовное дело было возбуждено именно в отношении начальника управления. Что, согласитесь, выглядит логичным – он получил непосредственное указание и не исполнил его. А потом производство возбудили и в отношении Корженко, мол, он тоже виноват. Согласно этой логике, для завершения цепочки следовало привлечь и мэра – раз уже отвечать, то всем вместе. Но по какому-то удивительному совпадению, мэр города уходит в отставку, начальник управления муниципального имущества тоже, и уголовные дела в отношении них также, по непонятной причине, закрываются. Но наказать кого-то надо, и тут вспоминают про Корженко. Он не уволился, а напротив, пошел наверх —  в течение нескольких месяцев занимая должность и. о. мэра города. Судя по всему, за это и пострадал. Почему? По времени эти события совпали со сменой губернатора области и, соответственно, управляющей команды. А Корженко, получается, не уловил тонкости политического момента.

В пользу политической подоплеки этого дела, говорит и еще одно событие того же периода, которое как-то обошли стороной. Как я упоминала, в Астрахани заброшенный ДК не единственный, есть еще одно знаменитое место – ДК в микрорайоне имени 20-летия Октября. У него, в отличие от ДК Железнодорожников, был частный собственник, которому неоднократно предписывали обеспечить безопасную эксплуатацию здания. Собственник не спешил, что и привело к гибели сразу двух человек. В 2016 году там насмерть замерз пьяный мужчина, а через несколько месяцев с 8-метровой высоты упала девушка. И прошу заметить, никаких уголовных дел в отношении собственника после этих двух смертей не возбуждалось. Во всяком случае, информация об этом нигде не проходила. Судя по всему, собственника, проживающего в Москве, даже ни разу не вызвали на допрос, представив произошедшее банальным несчастным случаем. Видимо, собственник никому не был интересен. В отличие от Корженко.

На чьей совести убийство подростка?

Но судьба Корженко – далеко не самое страшное в этой истории, пугает то, что за убийство подростка никто не ответил. Ознакомившись с материалами дела, как следователь с многолетним стажем, осмелюсь предположить, что подросток погиб насильственной смертью. Сразу скажу: это мое личное мнение, я давно не на службе и имею право высказывать свою точку зрения. Так вот мне совершенно непонятно, почему сотрудники Следственного комитета скрывают очевидные факты, которые, казалось бы, прямо свидетельствуют об этом. Давайте разберем эту историю подробно.

Есть конкретный 13-летний подросток (мы не будем упоминать настоящего имени погибшего, для простоты повествования назовем его Андрей), который идет развлечься июньским днем. Употребив серьезное количество спиртного (согласно экспертизе, у него в крови был почти один промилле, что много даже для взрослого), он получает известие, что девочка, которая ему очень нравится, в данный момент находится в том самом заброшенным ДК с другим молодым человеком. Андрей тут же спешит выяснить правду, очевидно, решив поговорить с соперником (назовем его ключевой свидетель 1). Подросток добегает до ДК, встречает на пороге компанию ребят, которые на пару лет старше его. И здесь, внимание, очень важный момент: один из этих ребят, (он установлен, назовем его ключевым свидетелем 2) четко указывает, что обидчик Андрея вместе с его девушкой находятся на чердаке. Андрей бежит на чердак, его знакомые — за ним (предотвратить драку или же понаблюдать за ней – мы можем только предполагать). В итоге, Андрей падает вниз с третьего этажа, но он еще жив. Подростки вытаскивают его на улицу и, видимо, испугавшись последствий, бросают. И только через достаточно приличный отрезок времени случайный прохожий вызывает скорую, в которой Андрей и умирает.

И вот теперь скажите мне – можно назвать это происшествие халатностью, как квалифицировала его прокуратура после проверки? Более того, экспертиза обнаружила на одежде и под ногтями мальчика чужую кровь. Скажите мне, пожалуйста: когда кровь другого человека попадает на вашу одежду? Только в случае непосредственного контакта, то есть, к примеру, при ударе. Я к тому, что все-таки драка была. Также кровь под ногтями может означать, что подросток подвергся коллективному насилию – например, его куда-то тащили, может, на тот самый чердак, откуда потом и сбросили. И это, кстати, не самое абсурдное предположение: после того, как Андрей упал, его вытащили на улицу и бросили. Может, думали, что отлежится, оклемается, а он умер. Я напомню, это не такие уж и малолетние парни – им по 14-15 лет, и если они были не виновны в произошедшем, то должны были понимать, что человек получил тяжелые травмы и надо вызвать скорую. Однако не вызвали. И тут самое логичное объяснение только одно: просто боялись, что изобличат именно их. Напомню, из свидетелей трагедии скорую не вызвал никто, хотя в момент происшествия там находилось около 10-ти человек, в том числе друзья и двоюродный брат погибшего. Почему и они не вызвали медиков? Может, потому, что их запугали старшие товарищи. Кстати, на этих ребят школа дала негативную характеристику и указала, что они из не полных семей. То есть психологический портрет так называемых уличных подростков налицо.

Более того, из материалов дела видно, что следователь упорно обходит ключевой вопрос: где, собственно, в момент гибели подростка находился его соперник (ключевой свидетель №1) и его девушка? Почему этот момент четко не установлен? Не странно ли? Сразу несколько человек прямо указывают, что они находились на том самом чердаке, откуда упал Андрей, а их, по неизвестной причине, не выводят в статус подозреваемых!

Причем, и это не все, есть вообще вопиющие вещи – в материалах дела не отражено, чья же все-таки кровь была на одежде и под ногтями убитого мальчика. Хотя установить это проще простого – круг участников события четко очерчен. Почему следователь не назначил биологическую и геномную экспертизу подростков, хотя обязан был сделать это в первую очередь – может быть, потому что не захотел изобличать настоящих убийц?

Астрахань – подростковый беспредел

И вот здесь мы подходим к самому важному вопросу: почему следователи расследовали это дело спустя рукава (каламбур получается: в халатности обвиняют  Корженко, а их самих надо за халатность привлекать)? Возможно, что у родственников подозреваемых есть свои люди в органах. Но это, так сказать, частный случай. Есть и кое-что посерьезнее. Дело в том, что происшествия с несовершеннолетними в Астрахани случаются регулярно. Последнее из них было зарегистрировано несколько дней назад – среди бела дня подростки напали на взрослого мужчину и отобрали смартфон. В декабре подростки обнесли здание местной епархии – похитили сейф. То есть город, с точки зрения подростковой преступности не благополучный: в городах, где налажена серьезная профилактическая работа, подростки так себя не ведут, это вам скажет любой правоохранитель.

Что же касается злополучного ДК, директор школы напротив годами писала во все инстанции, уведомляя соответствующие органы, что там регулярно собираются компании подростков, пьют алкоголь, курят, дерутся. И правоохранители также получали эти сигналы, но, получается, не реагировали. Так почему бы на скамью подсудимых вместе с Корженко не посадить и начальника УВД города – ведь он тоже знал об этом злачном месте и не предпринимал мер. Это я к чему: если сажать чиновников буквально за все, то можно дойти до полного абсурда – давайте тогда заведем дело заодно и на Владимира Путина, ведь он же президент, за все отвечает, пусть и за подростковую преступность в Астрахани ответит. Глупость, скажете вы, и здесь трудно не согласится. Но за раскрытие этого не такого уж и сложного дела должен был отвечать конкретный следователь. Он же, вместо того, чтобы изобличать реальных убийц, начал использовать служебное положение, будто бы ведя какие-то закулисные политические игры. Раз он так запросто обвиняет чиновника в подростковых разборках, то с таким-то рвением, думаю, и для президента статью найдет. Какая разница, Корженко или Путин, или, допустим, губернатор Морозов. И так ли важно, что реальные убийцы не изобличены, главное, политический заказ выполнен. Кстати, дружный всплеск активности по этому поводу местных СМИ, которые словно по команде начали строчить материалы об этом деле, причем  транслируя исключительно версию СК, даже не пытаясь разобраться самостоятельно, как раз и говорит о том, что это дело, мягко говоря, дурно пахнет.

И последнее. Про астраханские СМИ. Это, конечно, отдельный вопрос: представляете, в городе не нашлось ни одного СМИ, ни одного не ангажированного журналиста, который просто бы попытался разобраться в вопиющей ситуации – убили ребенка, по Астрахани бродит банда отмороженных малолеток, следователи откровенно разваливают дело, а всем плевать. Следственный комитет скормил журналистам откровенную ерунду, а они и рады стараться. Вот и размышляйте сами, почему люди все больше и больше перестают читать-смотреть официальные СМИ – за ответом далеко ходить не надо.   

AfterShock

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *